Наш интернет-магазин «Корвана»: материалы для вышивки и рукоделия - korvana.ru

Вход для пользователей

Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 1 пользователь и 14 гостей.

Пользователи на сайте

  • ZavidFroft

Шабельская Н. П. Материалы и технические приемы в древнерусском шитье

Шабельская Н.П.

МАТЕРИАЛЫ И ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ В ДРЕВНЕРУССКОМ ШИТЬЕ

//Вопросы реставрации: Сборник. Вып. 1 /Под ред. И.Грабаря.- М:ЦГРМ, 1926.- С. 113-124.

Шабельская, Наталья Петровна (1868—1940?). Художник, реставратор, специалист по декоративной вышивке, в 1920-е гг. работала в Москве в Центральных государственных реставрационных мастерских под руководством И. Э. Грабаря.

В России искусство вышивания с незапамятных времен входило в быт народа, на что указывает самый характер старинного орнамента народного шитья, сохранившегося на одеждах, старинных головных уборах и разных бытовых предметах, как полотенца, ширинки, подзорники, столешники и т д., на которых обильно встречаются орнаментальные фигуры, весьма схожие с орнаментами на предметах, находимых в могильниках XII XIII и XIV вв., несомненно имевшие свое особое символическое значение, смысл которого, с течением времени, большею частью утратился. Благодаря традиционному исполнению этих узоров, до нашего времени дошли в шитых орнаментах отголоски древнего языческого культа наших предков. По замечательной технике, по красоте и самобытности орнаментов, а также по умению применения красок и расположения рисунка, указывающему на большое художественное чутье и творчество, старинное русское народное шитье, как одна из интереснейших сторон быта, заслуживает исключительного внимания и тщательного изучения.

С принятием христианства мастерство вышивания нашло себе широкое применение, обслуживая нужды религиозного культа. Но поскольку народное шитье, помимо традиций сюжета узоров, было свободно в применении личной инициативы, фантазии и творчества, постольку древнерусское художе­ственное литургическое шитье было поставлено в условные рамки. Так как упо­требление шитых изображений на предметах богослужения перешло вместе с иконописью из Византии, то, подобно иконописи, они долгое время носили в композициях подражательный характер. Мастерство рукоделия быстро достигло такого совершенства, что литургические предметы шитья вывози­лись из России в другие страны.

Среди многих других вывезенных предметов, можно указать на катапетасму, посланную в дар Хиландарскому монастырю на Афоне царем Иваном Васильевичем Грозным в 1556-м году, на которой вышито изображение в натуральную величину Христа в архиерейском облачении, благословляющего обеими руками стоящих по сторонам «Богородицу» и "Предтечу". По сторонам Христа два парящих ангела, с копием и тростью, на кайме изображены «Знамение Богородицы» и разные святые, внизу летопись, свидетельствующая о вкладе царя Ивана Васильевича. Кроме этой завесы, некогда богато украшенной жемчугом и драгоценными камнями и считающейся одним из выдающихся памятников своей эпохи, в описи упоминается и о других предметах церковной утвари, облачениях, иконах в богатых окладах им же принесенных в дар Хиландарскому монастырю[1].

Катапетасма «Спас Великий Архиерей» Сер. 16 в. Афон.Хиландар.

Катапетасма «Спас Великий Архиерей» Сер. 16 в. Афон.Хиландар.

Стремление посвящать свою работу украшению храма вошло в бытовой уклад замкнутой жизни русской женщины до Петровской Руси, удовлетворяя ее духовным эстетическим потребностям и давало возможность проявления личного вкуса и индивидуального творчества; поэтому в каждом значительном доме были свои рукодельные светлицы, в которых наряду с предметами домашнего обихода шилась и храмовая утварь. Многие мастерские в боярских и княжеских домах славились своими художественными работами, не говоря уже о мастерских при женских монастырях и о царицыной мастерской палате, где создавались лучшие памятники шитьевого искусства по рисункам царских иконописцев.Памятники древне художественного шитья, которые сохранились до наших дней, служат не только образцами искусства, иллюстрирующими бытовой уклад наших предков, но и материалом для истории, так как очень часто они украшались входящими в композицию памятника шитыми надписями и летописями, в которых указываются время, имя жертвователя, повод жертвы и иногда даже имена мастериц, выполнявших работу. Помимо облачений, сударей, воздухов, надгробных покровов, плащаниц, хоругвей, завес, иконных убрусов и т. д., в большом употреблении были подвесные пелены, которыми по обычаю того времени украшались почти все иконы.

Пелена с Казанским образом Божьей Матери. Серед.XVII в. Мастерская Строгановой.

Пелена с Казанским образом Божьей Матери. Серед.XVII в. Мастерская Строгановой.

Пелены, как видно из описной книги ризницы Кирилло-Белозер­ского монастыря, были праздничные, более богатые нарядные и повседневные, более скромные: «у местнаго образа «Предста Царица—пелена повсед­невная, окладникъ миткали полосатые, средникъ тафта червчата, на ней шитъ образъ Богородицы, по сторонамъ Иванъ Предтеча да Кириллъ Чудотворецъ»[2].

К сожалению, по свойству своего материала, легко поддающегося порче в разрушению, памятники художественного шитья наиболее других подвергались уничтожению, как от времени, так и от всяких случайностей, разру­шительных войн, грабежей и многочисленных пожаров, этого бича древней Руси, уничтожившего столько сокровищ. Надо прибавить к этому вандализм последующих поколений, мало понимавших художественную ценность памятников шитья, зачастую построенных из скромного материала, не бьющего в глаза богатством, которые они без стеснения резали и перекраивали на другие нужды. Это особенно часто встречается в облачениях, в которых, то окаймление фелони или саккоса, то крест, кустодия или зарукавье, выкроены и составлены из кусков шитья, зачастую замечательных по красоте узора и техники. Нельзя обойти молчанием также варварский способ уничтожения для выжиги серебра обветшалых или вышедших из употребления предметов шитья и тканей, что практиковалось с давних пор вплоть до наших дней скупщиками офенями, да и самим духовенством, которое при приобретении новых утварей, по непониманию, давало обветшавшее в цену выжиги[3].

Благодаря всем упомянутым причинам бесследно погибли несметные богатства швейного искусства, о которых говорят нам лишь сохранившиеся древние описи ризниц.

Главным основным материалом для шитья храмовой утвари был шелк крученый и некрученый шемаханский, золото и серебро пряденое и волоченое. В более редких случаях встречается шитье шерстью и льняными нитками, преимущественно в применении к вышивке на схимах и надгробных покровах.

В России шелк получался большею частью с востока, из Китая и Персии, но был также привозный из Западной Европы. Известно, что Новгород вел издревле торговлю с иноземцами и уже в числе торговых сделок с Ганзою в XIV — XV в.в. упоминаются и сделки с шелком Так, например, в цар­ствование царей Иоанна и Петра Алексеевичей (1680 г.) в резолюции на прошение иноземца Захара Павлова «ткателя и завотчика въ Московскомъ Государстве перваго», о сложении с него долга, между прочим говорится: «а золота и серебра пряденаго въ Московскомъ Государстве привезено много, также н шелковыхъ разныхъ цветовъ и шелки сырцы из Персиды привозимо многое же число[4].

В расходных книгах денежной казны есть сведение о том, что Андрею Семе­нову торговому человеку Сурожского ряду за литру шелку шамаханского да за литру шелку бурского дано по четыре рубля с полтиною за литру, что указывает на то, что в начале XVII в. в России был в употреблении и шелк французский[5]. В царствование Г. и В. К. Петра Алексеевича по именному указу разрешено было графу Апраксину, барону Шафирову и Толстому содер­жать фабрики шелковые[6].

В резолюции на проект, поданный мануфактур советником Кассисом говорится, что в 1724 г. были отпущены «Ливорно с итальянцем Кассисом русские ребята для ученья, так как "надобно мастеров, которые около червей ходят и шелк строить по итальянски умеют»[7]. В 1749 г. при имп. Елизавете было дано разрешение французскому фабриканту Гамбете «завести въ Малороссии шелковичный заводъ и нанимать земли для насаждения шелковичнаго деревья[8].

Из многочисленных и крайне разнообразных приемов шитья шелками, которые были в употреблении на бытовых предметах гражданского характера, сравнительно лишь немногие применялись к литургическому шитью.

Между ними чаще встречаются следующие швы: гладкий или атласный, плоский, косой, в раскол, и реже двойной сложный, а также и некоторые подсобные, как в петлю или цепной, узелками, насыпью, набором и проч [9]. Гладкий, атласный шов, или по старинной терминологии: «шелком в гладь" - один из самых древних швов, он исполнялся прямо по ткани на проем мелкими стежками, вплотную прилегающими друг к другу, которые расположением своим напоминают как бы расположение перьев у птпц, откуда и идет древнее латинское название этого шва: "Орus plumarium" и французское название: «au plumetis». Auguste Demmin в своей Еncyclo-pedie des Beaux Arts plastiques утверждает, что способ вышивки, уже известный в Иудее, был "Opus plumarium" и что завесы скинии были вышиты этим способом[10].

Атласный шов имеет свои разновидности, в зависимости от способа выполнения, т. е. шитый очень мелкими стежками, от которых получается плотное и гладкое шитье и более крупными и редкими стежками, дающими шитью несколько шероховатый вид.

Плащаница. Фрагмент. 1595 г. Ризница ТСЛ.

Плащаница. Фрагмент. 1595 г. Ризница ТСЛ.

В плащанице вклада Старицких все лики, лик и тело Христа шиты атласным швом светлым шелком, с оттенениями более темным шелком. В древних литургических памятниках, шитых атласным швом, игра света и тени достигалась лишь направлением стежков, но в обычных вышив­ках гражданского характера этот шов прекрасно допускает наложение теней шелком других оттенков.

"Шов в раскол", близко схожий г атласным, отличается лишь тем, что шьется стежок в стежек, т. е. так, что каждый стежек своей нитью захва­тывает предыдущий, как бы раскалывал его. В плащанице Старицких этим швом вышиты стилизованные облака в изображениях символов евангелистов и в сегменте неба.

Плащаница. Фрагмент 1561 г. Мастерская Старицкой. Ризница ТСЛ

Плащаница. Фрагмент 1561 г. Мастерская Старицкой. Ризница ТСЛ

Плоский шов. выполняется прямо по ткани, но не на проем, а накладыванием шелковых нитей поверх ткани (чаще всего в вертикальном направлении, по нитке) которые и прикрепляются той же шелковой нитью мелкими стежками на проем, гладко или в узор. Этот шов известен был в Германии уже с XII века В плащанице Старицких плоским гладким швом «в прикреп» вышит плат, лежащий у гроба Христа, нижняя одежда преп. Сергия, волосы ангелов и предстоящих, и некоторые части клинчатого орнамента по краю гроба.

"Косой шов" шьется на проем, ,т.е. сквозь ткань, стежками, расположенными рядками вкось, что дает впечатление как бы диагональной ткани; в литургическом шнтье применяется лишь к шитью доличного, т.е. одежд, поземи, архитектурных мотивов и т. д. Косой шов встречается преимущественно на памятниках XV п XVI в.в., реже в XVII в.

Двусторонний способ шитья исполняется на проем так, что желаемый узор получается одинаково на обоих сторонах, т.е. без изнанки. Несмотря на техническую трудность и длительность работы которая производится вдвойне, этот способ был очень широко распространен в народном бытовом шитье в северных губерниях Великороссии и выполнялся преимущественно красной бумагой (иногда цветной шерстью) по холсту различными швами, как например, набором или бранью, косой стежкой, , в клетку, настилом, сложным крестом в нахлестку и пр., которыми расшивали рукава и подолы рубах, фартуки, ширинки, полотенца и каймы простынь и т. д.

Двусторонний способ особенно часто встречается в самых древних по изобразительному содержанию узорах бытового народного шитья, что несомненно указывает па древность этого приема. В литургическом шитье он применялся сравнительно более редко и встречается на ширинках, сулках и преимущественно на хоругвях и стягах при выполнении лицевых изобра­жений атласным швом без изнанки, что составляет технический прием исключительной трудности. Двойной сложный шов восточного характера в русском литургическом шитье встречается довольно редко. Для выполнения его на ткани сначала натягиваются нити некрученого шелка в вертикальном направлении, пере­крытые нитями крученого шелка в горизонтальном направлении, которые и прикрепляются мелкими стежками, расположенными в шахматном порядке между раздвинутыми прядями нижних нитей.

Из памятников литургического шитья можно указать на пелену конца XV — начала XVI в. в. с изображением торжественного шествия с иконой «Одигитрии» в присутствии Московского двора, духовенства и народа, находящуюся в Историческом музее.

Пелена. Нач. 16 в. Мастерская Елены Валашанки. ГИМ.

Пелена. Нач. 16 в. Мастерская Елены Валашанки. ГИМ.

По предположению В. Т Георгиевского среди шитых изображений этой пелены выделяются фигуры Софии Палеолог и Иоанна III. Сходна с нею, по характеру техники и орнамента, другая пелена Исторического музея, на которой вышито изображение усекновения главы Иоанна Предтечи. Шитье «сканным шелком», т. е. шелковой нитью одного цвета, спряденной с шелками другого цвета или же спряденной с серебряной или золотой нитью, производилось обычным приемом, преимущественно в прикреп. Способ шитья сканью уже встречается на памятниках XV в.

Для золотого шитья шли золотые и серебряные нити, которые также привозились преимущественно с востока, лишь в начале XVII века впервые было заведено в Москве при дворце производство золотых и серебряных нитей и канители немецкими мастерами, но в 1623-1630 гг. уже упоминается русский мастер волочильник Юрий Яковлев[11]. Золотые нити были разных сортов: волоченые, пряденые, сканные и граненые.

Самый древний способ обработки металла для применения его в шитье состоял в выделывании волоченого золота и серебра. Для этой цели металл сперва расплющивался молотом в тонкие листы, которые пропускались между двумя цилиндрами для придания большей гибкости и мягкости, затем эти листы разрезались на узкие полосы, которые вытягивались до тонины волоса и в таком виде употреблялись для вышивки. Первоначальное производство золотых нитей идет из Азии приписывается Плинием царю Атталу, отчего и самые золотые ткани и вышивки носили название Атталических[12]. Фактуру золотых нитей можно разделять на три периода. К первому периоду, до XI века, относится чистое золото и серебро волоченое, а также и очень круто спряденое ручным способом на тонкий лен.

Во втором периоде, с XI до XIV в., на ряду с чистым золотом замечается новый вид более удешевленного золота, т. е. сильно вызолоченное серебро, волоченое или пряденое ручным же способом, хотя и менее круто, на кру­ченый шелк сырец.

В третьем периоде употребление чистого золота становится более редким и с XVI в. заменяется золоченым серебром, пряденым на шелк желтоватого цвета, под цвет золота, для того, чтобы при менее крутом прядении цвет нити не просвечивал между золотом. В обиходе до Петровского времени такие золоченые серебряные нити назывались золотными.

В торговых книгах XVII в. неоднократно упоминается также сорт нитей под названием "полузолотья", как например:

«Въ 1613 г. Августа в 9-й день, Сурожскаго ряду торговому человеку Власу Нестерову за 16 литра полузолотья уплачено по 2 р. за литръ».

"Въ 1614 г. Октября в 1-й день Сурожскаго ряду торговому человеку Андрею Спиридонову уплачено 30 алтынъ за 6 цевокъ полузолотья.".

Упоминается также и о мишуре: «1613 г. Июля в 30-й день торговке Степаниде Алексеевне за 10 арш. кружева мишурнаго дано 4 деньги за арш.» и т.д[13].

Позднее при прядении металлических нитей появляется в употреблении бумажная желтая нить, которая встречается в шитье уже во 2-й половине XVIII века. Ручное прядение постепенно заменяется механическим, видоизменяется и способ золочения, Приемы вышивки золотом и серебром были очень разнообразны: в древних описях монастырских ризниц, в духовных и рядных записях[14] встречаются следующие названия:

1) гладкий шов, в гладь или гладью в прикреп,

2) в прикреп по веревочкам или нитям;

3) в прикреп по настилу,

4) высокий шов,

5) высокое накладное шитье,

6) кованный

7) чеканный,

8) на проем,

9) в лом,

10) аксамитный,

11) алтабасный,

12) двусторонний, с нацветом.

Обычно при шитье золотом, золотые нити не продергивались сквозь ткань, но натягивались поверх ткани, к которой прикреплялись шелком так, чтобы путем расположения стежков образовать желаемый узор; это самый распространенный вид золотого шитья. Золотые нити продергивались сквозь ткань лишь при употреблении более легких материй, как кисея, тюль, легкая тафта, реденький холст, миткаль и т. п.

Узоры прикрепа были очень разнообразные, преимущественно геометрические, реже растительные стилизованные; эти узоры по всей вероятности имели свои названия, но в древних документах их за редким исключением почти не встречается. П. И. Саваитов, впрочем, приводит целый ряд названий узоров, например: ягодка с черенком, простая ягодка, денежка с крестиком, копытечком, рядками, в клопец и т. д., записанные им по преданию и в приложении добавляет, что эти названия получены им от матери X. С. Саваитовой[15]. По исследовании эта названия оказались чисто местного характера, так как один и тот же узор в разных местностях называется различно. Что же касается некоторых немногочисленных названий технических приемов, торазногласия и определении их не встречается.

1. Гладкий шов золотом, или в гладь, выполнялся в прикреп плоско, натягивая золотые нити непосредственно прямо на ткань и прикрепляя их шелком в узор так, что шитье получалось плоское без рельефа.

2 Шитье золотом по веревочкам или нитям несколько более рельефно. Технический прием его состоит в том, что по месту заполняемого узора предварительно настилались нити или очень тонкие веревочки, поперек которых, протягивали золотые нити и прикрепляли их шелком стежками, распо­ложенными в промежутках, между нитями настила, образуя узор путем стежков прикрепа. В плащанице Старицких все шитое золотом: одежды, гроб Христа, доличное в символах евангелистов, нимбы и другие детали шиты по настилу нитями, более же рельефные детали шиты по веревочкам, напр. контуры нимбов, складки одежды Богоматери, лучи, ручки рипид, борты, каймы и обрамление кругов с изображениями. Буквы церковной песни и летописи шиты в прикреп по нитям средней толщины.

Плащаница. Фрагмент. 1595 г. Ризница ТСЛ.

Плащаница. Фрагмент. 1595 г. Ризница ТСЛ.

3. Шов золотом по настилу является вариацией предыдущего шва, дающей более значительный рельеф, для чего в местах намеченного узора предварительно подготовлялся настил из толстой бумажной нити в несколько слоев и по полученному таким образом рельефу шили золотом в прикреп обычным приемом. В описываемой плащанице все наиболее выдающиеся выпуклые орнаменты на нимбах и на скамье "Богоматери" шиты по высокому настилу.

4. Высокий шов золотом или серебром требует особой подготовки, состоящей в том, что части желаемого орнамента вырезывались из другого более плотного материала, как сукно, толстый холст или бумага в несколько слоев, иногда береста, кожа или картон и нашивались на ткань фона. Заготовленный таким образом выпуклый орнамент зашивался золотом в прикреп; для придания в иных местах более выдающегося рельефа вырезанный предварительно орнамент накладывали в два или три слоя. Этот способ шитья применялся на предметах из тяжелых тканей, как бархат, сукно, плотные золотые ткани н т. д. Разновидностью этого приема был "высокий накладной шов", который употреблялся для достижения еще более пластичного, скульптурного эффекта, для чего отдельные фигуры орнамента вырабатывались особо, из проклеен­ного холста, папье-маше или картона. Приготовленные таким образом формы обтягивались холстом, или фла­нелью, по которой шили золотом и уже расшитые формы нашивались в назначенных местах вышивки. Этот способ был очень распространен в конце XVII—ХVIII вв., пре­имущественно в предметах гражданского быта, как седла, попоны, чепраки; реже встречается он в применении к литургическим предметам.

5. Кованый шов, т. е. очень плотное сплошное шитье исполнялось преимущественно на холсте в прикреп по нитям так, что фона совершенно не было видно. Выражение "шитье кованое» довольно часто встречается в описях женских головных уборов, сплошь зашитых золотом н других предметов гражданского обихода, но применялось также и в литургическом шитье.

6. Чеканный шов или "на чеканное дело", т. е. подражая чеканке, также встречается в описях, напр.: "два лоскута шиты по коже золотомъ в чеканке"[16]. "Стихарь бархатный, оплечье шито серебромъ, и золотомъ по черному бархату высокимъ чеканымъ швомъ". "Стихарь бархатъ раэныхъ шелковъ, оплечье шито золотомъ и ссребромъ на чеканное дело»[17]

Чепрак 1910 г. ММК

Чепрак 1910 г. ММК

7. Шов напроем, т. е. насквозь, означает, что при выполнении шитья нить продергивалась сквозь ткань. В описях встречаем: «полотенце миткалиное, по угламъ шито золотомъ и разными шелки на проемъ». «Ширинка шита разными шелки и золотой тканью на проемъ»[18], «Орарь шитъ по чревчатому бархату на проемъ серебромъ»[19]

Ширинка 17 в. ММК

Ширинка 17 в. ММК

8. Шитье в лом шилось волоченым золотом, битью и пряденым золотом так, что протянутая нить перегибалась в местах прикрепа, который производился лишь по краям у контура, иногда по настилу или по накладному, вырезанному из другого материала узору.

Этот способ широко применялся в шитье гражданского характера, как женские шелковые платки, головные уборы фаты и т.п., он часто встречается при описании саадаков, чепраков, колчанов, кобур, которые шились в лом по коже; в литургическом шитье применялся при вышивке облачений, воздухов и т. д.

В древних описях находим также названия швов, воспроизводивших характерные особенности тканей.

Шабельская Н.П., изображение №9

9. Шитье золотом по алтабасному, т. е. подражая алтабасу. "Стихарь... оплечье бархатъ золотной шитъ, по алтабаскому и аксамитному"[20].

10. Шитье аксамитное исполнялось золотою нитью при помощи спицы, которую вкладывали, при прикреплении золота, для образования петель и которая затем выдергивалась, оставляя узор, выполненный более рельефно, чем остальное шитье. Этим способом шили и по высокому настилу, чаще всего применяя его в травных узорах. Иногда такими петлями выполняли лишь контур орнамента шитого шелком или золотом в гладь. В описях часто встречается выражение "шитье по краямъ аксамичено золотомъ».

11. Шитье золотом с нацветом. П. П. Саваитов в описи одежд царицы Евдокии Лукьяновны приводит выписку: "Летиикъ обьярь рудожелта... вошвы шиты по бархату черному золотомъ да ссребромъ съ нацветомъ". Можно предположить, что это способ известный во Франции и Италии под названием: "Broderie en or nue" —или «nuance», выполняемый по заши­тому золотыми нитями фону цветными шелками в тень поперек золотых нитей, что давало впечатление как бы цветной эмали по золотому фону. Этот шов в русском литургическом шитье встречается редко; можно указать на саккос Патриаршей ризницы, № 12034, хранящийся в Оружейной палате, хотя и этот саккос, очевидно, переделан из католического облачения или вернее изготовлен в Польше или за границей[21].

12. Двусторонний шов золотом, один из самых трудных по технике швов, исполняемый на проем сквозь более легкие ткани, так, чтобы и на обратной стороне получалось одинаковое изображение, в литургическом шитье, применяется при вышивании хоругвей и стягов в доличном шитье. Как добавочный подсобный материал, вносящий в вышивку большое разнообразие и богатство были: грань, скань, бит, канитель, трунцал, дробницы, плащики, блестки, фольга, а также жемчужное низание и камни.

13. Шитье сканью, т. е. нитью спряденою из двух разноцветных шелковых нитей или золотой нити с шелком, исполнялось обычным приемом шитья в прикреп или на проем. В лицевых изображениях литургического шитья скань употреблялась для шитья одежд, палат, поземи, иногда для оттенения волос и встречается уже с XVI в. В плащанице Старицких, коричневым шелком сканным с золотом вышиты разделка волос Христа и верхняя мантия преп. Сергия.

14. Шитье гранью, т.е. граненой волоченой или пряденой золотой нитью исполнялась о6ычными приемами шитья золотом или серебром. При реставрации плащаницы Старицких в конце XVIII в. гранью был» проложены все контуры шитья.

15. Шитье битью, т. е. узкой, плоской металлической полоской исполнялось чаще всего сверх ткани в лом по легкому настилу, реже встречается шитье битью без настила с прикрепом в узор. В предметах из легкой ткани иногда битью шили на проем, бить выделывалась матовая, блестящая, граненая гофрированная и цветная.

16. Шитье канителью было известно уже в XIV в. Канитель – это тонкая металическая проволочка, туго свитая на спице, по удалении которой образуется род спирали с пустотой внутри. Для употребления в вышивке канитель разрезалась па мелкие куски по размеру узора и прикреплялась на ткань нитью, продетой сквозь отверстие, т.-е. как бы нанизывалась вроде бисера. Канитель выделывали из золота, серебра или мишуры, гладкую, граненую, матовую или блестящую и цветную. Ее шили прямо по ткани и по настилу, она служила для прикрепления накладных орнаментов из фольги, для оконтуривания шитья, для обрамления камеей и жемчуга, как бы заменяя собой металлическую оправу. Иногда канитель употребляли слегка растянутую и приглаженную утюгом, для выполнения стеблей, арабесков и окаймления краев шитья. Канитель особенно широко применялась в шитье XVIII века и в XIX так же как бить, фольга н блестки. В начале канитель привозилась с Запада, большею частью немцами, лишь в XVII веке (как говорилось выше) в Москве было впервые заведено канительное производство, с немецкими мастерами. В 1680 году упоминается русский мастер Андреев Иван, который работал капитель блестки и трунцал [22].

Перчатка 17 в. ММК

Перчатка 17 в. ММК

17. Трунцал или струнцал—род канители из более упругой металлической проволоки, туго свитой на шелковую нить, составляя с ней одно целое. Трунцал делался из золота, серебра и мишуры и употреблялся чаще всего для оконтурования нимбов, шитых золотом орнаментов, для шитья букв.

18. Фольга - очень тонкий лист меди или серебра, пропущенный через вал для яркости, золоченый, серебряный или с цветной окраской. Применение фольги очень разнообразно: она употреблялась для накладных работ, для чего из нее вырезывались всевозможные орнаменты, которые прикреплялись на ткань шелком, золотой нитью или канителью. Подложенная под кружево или низанье жемчугом, она служила очень разнообразным фоном, эффектно просвечивая сквозь наложенное шитье или ажур кружева. Этот способ применялся в шитье воздухов, оплечий, окладов образов, низанных жемчугом; из фольги делались также оклады образов рельефной накладной работы и т.д. В XVIII веке фольга широко употреблялась вместе с битью, блестками и канителью, как в литургических предметах, так и в народном бытовом шитье.

19. Блестки, т.е. мелкие металлические кружочки с отверстием посредине, служащим для закрепления блестки на ткань. Более древние блестки имели слегка выпуклую кольцеобразную форму, выделывались из золота, серебра, мишуры, цветной фольги, цветного стекла или зеркальные. Стеклянные и зеркальные блестки очень эффектно применились к шитью шелками и золотом и были чрезвычайно разнообразной формы: овальные, круглые, трехгранные, квадратные, полумесяцем, звездообразные и т.п., но обычная основная форма для металлически блесток была круглая. Блестки прикреплялись на ткань шелком, бисером, жемчугом и канителью, в древности блестки в литургическом шитье применялись в очень скромных размерах, в XVI веке встречаются сравнительно не так часто, много чаще в XVII веке и вошли в широкое употребление в XVIIIв., Иногда в золотом шитье XVII-XVIII в. весь фон ткани между узором шитья заполнялся как бы насыпанными блестками, что по описям носило название шитья блестками насыпью.

20. Плащики, т.е. род мелких фигурных бляшек из золота и серебра, ко­торые делались выпуклые пли плоские, резные, чеканные, с чернью или эмалью. Очень разнообразные по форме плащики служили богатым добавлением. Эффектно заполняя узор и шитье золотом или шелками или же низание жемчугом, внося большое разнообразие в орнамент и увеличивая художественное впечатление шитья.

В ризнице женского Покровского монастыря в Суздале, на убрусе образа Владимирской Богоматери весь орнамент составлен из сборных плащиков, оконтуренных жемчугом, среди которых есть чеканные золотые плащики, относящиеся к XII веку, с изображением грифонов и зверей, подобных изображениям резного камня на Дмитровском соборе г. Владимира.

21. Дробницы т. е, металлические бляхи, более массивные и крупные, чем плащики, чаще всего выпуклые, с разными чеканными, черневыми или эмале­выми изображениями и надписями, делались из золота, серебра или же вызоло­ченные. Самая распространенная форма дробниц была круглая, хотя были и овальные, крещатые, клинчатые или какой-либо другой формы. Они зани­мали видное место в построении шитых утварей и часто входили в композицию плана памятника как главный материал, например, в подвесных пеленах или надгробных покровах, на которых обычно в среднике изображался четырехконечный крест на подножии с копием и тростью, причем крест составлялся из дробниц, обшитых по контуру жемчугом.

22. Жемчуг привозился в Россию с востока из Индии и Персии через Азов и Кафу, а также из Голландии и других стран западной Европы через Новгород. Был также и свой русский жемчуг, который находили в северных реках и озерах Архангельской, Новгородской и Олонецкой губ[23]. Жемчуг был скатный или окатный, т. е. круглый и ровный, который ценился дороже и неровный, как называли его в старину, уродливый или рогатый, более дешевый, зерна жемчужные были цельные или половинчатые.

Оплечье стихаря Серед. 17 в. ММК

Оплечье стихаря Серед. 17 в. ММК

Благодаря изобилию жемчуга, которому поражались посещавшие Россию иностранцы, он был самым обычным и любимым украшением в обиходе всех слоев русского народа до Петровской Руси. Помимо разнообразных ювелирных изделий жемчужное низанье было в очень большом употреблении для украшения одежд, начиная с мужских и женских головных уборов вплоть до обуви, которая нередко расшивалась по бархату или сафьяну золотом и жемчугом.

Разнообразные способы низанья жемчугами как в снизку, в смычку в рефидь и сетку, в рясную, решеткой и проч. применялись больше в изготовлении предметов гражданского характера[24]; в шитье храмовой утвари чаще всего употребляли способ низанья жемчугом по шнурку, которым обычно выполняли все контуры шитых изображений, или же сплошь вы­полняли узоры в шитых жемчугом памятниках.

Технический прием этого способа состоит в том, что по всему рисунку узора нашивают в два ряда шнурок, поверх которого предварительно нанизанный на нитку жемчуг прикреплялся между каждым зерном поперечными стежками, захватывающими оба шнурка, образуя как бы гнезда зерна.

С конца XVI и в XVII веке (в особенности эпоху Бориса Году­нова) заметно увлечение богатством и блеском материала с большим приме­нением шитья золотом, низанья жемчугом и камней, что составляет харак­терную черту этого времени.

Более древние памятники напротив отличаются скромностью материала и преобладанием шитья шелками, в котором больше выделялся рисунок композиции и тонкое мастерство самого шитья, с гармоничным подбором цветов шелка, слегка оттененного золотом, как бы в подражание перегородчатой эмали, и удивительно умелое применение разнообразных узоров, в которых проявлялся личный вкус и творчество швеи мастерицы, швеи художницы, смело рисовавшей иглой и шелками.

Во всех сохранившихся до наших дней памятниках шитья, древних, обветшалых и казалось бы отживших, есть живая сила, сила красоты и индивидуального творчества, передающая нам традиции шитьевого мастерства, представляющая ценный вклад в народное богатство и неисчерпаемый источник для будущих задач прикладного искусства[25].

Примечание:

[1] Сборник на 1866г. Изд. Общ. Древн. Русск. искусства при Моск. Публ. .Музее стр.35

[2] Описн. книга ризницы Кирилло Белозерского монастыря, 1668г.

[3] Несколько лет тому назад пришлось узнать из личного разговора с одним из простых офеней, жившем в Звенигороде, что после одного из своих объездов по дальним местам, он целую неделю жег для выжиги серебра, на берегу Москвы реки скупленные вещи, между которыми был ковер (по всей вероятности завеса), на котором было изображено перенесение ковчега с фигурами в рост и очень сокрушался, когда узал, что такие вещи он мог бы продать.

[4] История Экономического быта Вел. Новгорода. Чтение книга 1-я, стр. 168

[5] Расходная книга денежной казны за 1613 – 1614 г., стр.128

[6] Собрание Законов Русс. Имп. 1649 г., т.V

[7] Собрание Законов Р.И., т.VII

[8] Собрание Законов Р.И., т.VIII

[9] Подробное описание этих швов будет дано в статье о бытовом народном шитье.

[10] A.Demmin. Encyclopedie des Beaux Arts plastiques. Paris. P. 244

[11] И. Е. Забелин. Домаш. быт русск. цариц, стр.552

[12] Pline. L’Ere actuelle p. 23-79

[13] Торговые книги за 1613-1614г.

[14] Расходная книга денежной казны за 1613г.

[15] П. И. Саваитов. Объяснительный указатель к «Описанию старинных утварей»

[16] Опись Воскресенского Ново Иерусалимского монастыря за 1685г.

[17] Опись Кирилло-Белозерского монастыря 1668г.

[18] Опись Свияжского Богородицкого мужск. монастыря за 1614г.

[19] Опись Московского Успенского собора в 1701г.

[20] Арх. Леонид. Истор. Оп. Воскр. Ново Иерусалимского монастыря

[21] П. И. Саваитов. Оп. старин. цар. утварей и одежд. Стр.109

[22] Записки Имп. Арх. Общ. Том 1-й, стр. 52

[23] П. Саваитов. Описание старин. русск. утварей, стр. 169-170

[24] Объяснение техники названных способов низанья будут даны в описании бытового народного шитья.

[25] Обработанный оригинал настоящей статьи, плод долголетних изысканий автора, со всеми примечаниями и иллюстративным материалом погиб при несчастной случайности. Текст восстановлен по сохранившимся черновикам. Примечания же удалось восстановить только частично.

Спасибо, очень нужная и полезная информация!

 

Спаси Господи!

 
Изображение пользователя Мелани.

Спасибо за ценную информацию!

 
Изображение пользователя Светлана Климук.

Елена Юрьевна, спасиБо.